Оружие и домашние самоделкиОружие и домашние самоделки

Sekach.ru - все о холодном и метательном оружии, а также самодельных технологиях

Поиск
Текст поиска*
Введите текст для поиска
Последние комментарии

Жизнь и приключения Дена Дохота Лохмаческого

Юмористический рассказ

Меня зовут Ден. Ден Дохот Лохмаческий. Почему Ден? Ну, это как раз просто. Ден – сокращенное от Дениса. А почему Дохот, да еще и Лохмаческий? Тут уже постарались мои друзья. Зная мое страстное увлечение рыцарской культурой средних веков и мою безграничную любовь к бессмертному произведению Сервантеса, они наградили меня именем его героя – дон Кихота Ламанчского. Но, так как на «дона» я явно не тянул, то это испанское обращение, автоматически сменилось на Дена. Ламанчский, превратился в Лохмаческий, так как шевелюра моя, давно уже требовала похода в ближайшую парикмахерскую. Ну, а Дохот…  было созвучно с Кихотом.… Так мои друзья просто напросто прикололись, потому, как на самом деле, я был довольно высокого роста и с хорошо развитой мускулатурой. Так и прилипло ко мне прозвище Ден Дохот Лохмаческий. Я против не был.

Подростковый возраст, на мое детское увлечение рыцарями, никак не повлиял. Наоборот, я занялся «изучением» рыцарского оружия и доспехов, пытаясь реконструировать мечи, копья, щиты и латы. Мой дядя имел небольшую кузницу, в которой занимался изготовлением кованых оград, скамеек, ворот и тому подобных изделий. Кузня давала хоть и не очень большой, но зато стабильный доход, поэтому дядя не бедствовал, и даже частенько материально помогал моей маме. Заодно, пытаясь воспитывать балбеса и лоботряса, как любил он называть меня. Говорил он это без всякой злобы и даже ласково, поэтому я, на подобные эпитеты, не обижался, и с дядей старался дружить, интуитивно предполагая, что его кузня, когда-нибудь мне пригодится. Отца у меня не было. Вернее, где-то он был, но, видимо, наша семья сего мужчину чем-то не устраивала, и он свалил на север, когда мне исполнилось три года. Но на него я тоже не обижался. Зачем? Ведь я точно знал, что, когда-нибудь, его найду и призову к ответу, со всеми, вытекающими отсюда, последствиями.

В четырнадцать лет я попытался выковать свой первый меч, естественно, под непосредственным руководством дяди. Перед тем, как разрешить мне взяться за молот и клещи, дядя устроил мне целый ликбез по кузнечному делу. Я слушал очень внимательно и тщательно запоминал все тонкости ковки и закалки стали. Потренировавшись на куске металла, я, наконец, принялся за исполнение своей мечты.

Меч получился немного короткий и слегка кривоватый, но зато отличной закалки. Я с гордостью смотрел на дело рук своих, а дядя, лишь одобрительно похлопал меня по плечу, сказав, что для первого раза, очень даже неплохо. Я с новым энтузиазмом принялся за дальнейшую обработку своего первенца. Предстояло тщательно отшлифовать, заточить и отполировать клинок. Работа оказалась не из легких. Поэтапная шлифовка камнями с различной зернистой структурой, измотала меня основательно. Но я не сдавался и упрямо делал возвратно-поступательные движения руками, в которых был зажат абразивный камень.

Наконец дядя, внимательно осмотрев клинок, выдал резолюцию – достаточно, и торжественно вручил мне полировочную пасту. После мучительной работы шлифовочными камнями, полировка мне показалась райским наслаждением.

Наконец мой меч был готов. Я любовался его сверкающей красотой, с восторгом поглаживая клинок пальцами. Теперь оставалось сделать рукоять и ножны.

К пятнадцати годам, у меня уже был приличный арсенал реконструированного старинного оружия. В него входили два меча, щит, копье и длинный кинжал, с тонким лезвием. Это была моя последняя работа. Теперь же, я задумал выковать настоящие рыцарские доспехи. Я не вылезал из-за компьютера, отыскивая необходимый материал и изучая фотографии. Потом принялся делать собственные наброски и чертежи доспехов. После недели упорного труда, я показал свои эскизы дяде. Тот поцокал языком, покачал головой и, буркнув: «Баловство все это» дал ключи от кузни. Моя работа закипела.

Так как днем кузня была занята дядей и его денежными заказами, я работал поздними вечерами. Мать лишь вздыхала, когда я заявлялся под утро, уставший, но крайне довольный. Спал пару часов, и летел в школу. Дядя на ее жалобы лишь улыбался в усы и утешал тем, что лучше это, чем пиво в подворотне. Мама согласно кивала головой, наливая брату очередную чашку чая.

Доспехи я ковал почти полгода. Но затраченное время оправдало мои ожидания. Все получилось точно по чертежам книги, найденной мной в интернете. В этой книге было подробно описано, как ковались в старину рыцарские доспехи и латы, мечи и кинжал, цепы и копья. Чертежи и рисунки дополняли описание технологии их изготовления. Конечно, мои доспехи не были верхом изящества и казались слегка грубоватыми, но, я и не стремился к красоте, а старался сделать доспехи максимально удобными для себя и прочными. Сталь, из которой доспехи ковались,  была очень качественной и думаю, не уступала технологиям древних мастеров. Я пробовал пробить их из дядиного охотничьего арбалета, но стрела не оставила даже отметины на поверхности доспехов.

Думаю, даже пистолетная пуля их не пробьет. Насчет автомата не знаю, но пистолетная, точно не причинит им никакого вреда. Когда я первый раз надел доспехи, мне показалось, что я надел на себя толстую куртку, которую предварительно промочили водой и заморозили. Но по мере нахождения в этом защитном панцире, я начинал привыкать к тяжести и даже чувствовал себя в нем вполне удобно. А быть может, просто внушил себе, что доспехи практически ничего не весят, и перестал ощущать их тяжесть. Как бы то ни было, в своем сарае я оборудовал что-то наподобие тренировочного зала, установив там несколько деревянных манекенов. Облачившись в доспехи, я рубил их двуручным мечем, стараясь выполнять приемы боя, так, как это делали древние рыцари. Благо литературы о том, как учились искусству боя средневековые воины, я нашел достаточно.

Для прикола, я даже попробовал в доспехах ездить на мотоцикле, а потом, еще и с копьем наперевес. Сначала было очень неудобно, но потом приноровился. Пацаны ржали, глядя, как я с ревом проносился по двору, сшибая копьем картонные коробки, которые заранее установил на деревянных палках.

- Давай, Ден, мочи ворога! – вопили мои кореша, улюлюкая и свистя.

 – Вон, того еще не завалил!

- Промахнулся, Ден, давай на второй круг!

- Молодец! Снес черепушку напрочь! Дон Кихот отдыхает!

В общем, повеселились мы в тот вечер на славу. Пацаны притащили пива с вяленой рыбой, дабы отметить мою славную победу над картоноголовыми чудищами. Потом откуда-то появилась водка, пьяные девки не с нашего района, а дальше…дальше я ничего не помню…

***

Как же болит голова! Сегодня мне необходимо быть в форме… сегодня меня ждет моя прекрасная Дульсинея. Я обещал в ее честь убить тысячу чудовищ и вчера наконец-то выполнил свой обет, проколов копьем десяток мерзостных тварей, что ошивались вокруг ее замка. Я с трудом поднялся с лежанки. Крепкий сон не дал обычного облегчения и восстановления жизненных сил. Усталость снова навалилась на мое измученное битвой тело, как будто бы и не было стольких часов беспробудного сна. Пульсирующая боль в голове не прекращалась. Она была словно набитый ватой чугунок, по которому, кто-то непрерывно лупит колотушкой. Блин! Как же я в таком виде предстану перед несравненной Дульсинеей? Надо срочно приводить себя в порядок. Я встал. Умыл лицо тепой водой, что плескалась на дне пластиковой бутылки. Мое снаряжение, грудой тусклого железа, валялось на полу возле моего ложа.

«Надо бы почистить» вяло проплыла в голове мысль, но тут же, пропала в густом тумане боли. Я надел свои рыцарские доспехи и преобразился. Даже башка стала меньше трещать. Снаружи меня ждал мой верный Росинант. Его единственный глаз радостно засверкал при моем приближении. Он весело повел блестящими рогами, и приглашающее мотнул ими, указывая на седло.

- Не сейчас мой милый Росинант – ласково потрепал я верного друга по выпуклому боку. – Сегодня я иду в гости к моей бесподобной Дульсинее, дабы поведать ей о своих подвигах, совершенных в ее честь. Возможно, теперь она снизойдет до бедного рыцаря и согласится принять его руку и сердце. Я оставил Росинанта в полном недоумении, и направил свои стопы к замку дамы моего сердца. Ступени башни вились вверх нескончаемой лентой. Но мне было не привыкать преодолевать трудности. И наконец, я добрался до вожделенных дверей, за которыми томилась, в ожидании своего героя, прекрасная Дульсинея Тобольская. Одним ударом я распахнул хлипкую преграду в апартаменты своей любимой, рассчитывая предстать пред ней во всей своей красе: победителя чудовищ, защитника слабых и угнетенных, рыцаря без страха и упрека, Ден Дохота Лохмаческого.

К моему глубокому изумлению, моя возлюбленная Дульсинея зашлась в истошном крике, при моем торжественном появлении на пороге ее чертог, тем самым, создав еще большую сумятицу и боль в моей бедной голове.

-  О, несравненная моя Дульсинея! О, отрада души моей! Что случилось, почему ты издаешь такие громкие и неприятные звуки?

Услышав мужественный голос своего рыцаря, услада моего сердца на миг замолчала. Глаза ее округлились в немом восхищении, а из сахарных уст полился нежный голос.

- Дениска! Это ты что ли? Напугал, придурок! Ты нахрена нам двери своей железкой сломал? В тюрьму захотел? Скоро отец приедет! Он тебя прямо в твоей консервной банке в асфальт закатает! Остолоп ты придурочный!

Я, с наслаждением вслушивался в чудесный голос своей возлюбленной, с немым восхищением, впитывая всей душой, тембр ее мягкого сопрано.

- О, моя милая Дульсинея! Я прекрасно осведомлен о возможностях вашего батюшки, и ценю его самоотверженную службу при дворе короля. Но мне просто жизненно необходимо было увидеться с тобой, дабы поведать о своих подвигах и героических победах, посвященных в твою честь. Я…

- Какая на х… Дульсинея?! Ты что совсем офонарел? Крыша вконец потекла? А ну пошел вон отсюда! Мне ремонтникам звонить нужно! И чтобы дома был, когда полиция приедет!

- Но, Дульсинея… я…

- Пошел прочь!

Моя возлюбленная, с неожиданной, для своего хрупкого девичьего тела, силой, толкнула меня, да так, что я врезался спиной о противоположную стену. Зазвенел доспех, лязгнула рукоять меча о стальной щит.

- Дашка я! И, если твои потекшие мозги еще могут что-то соображать, то ты сейчас же пойдешь за деньгами, и возможно, мы все успеем починить до приезда родителей! У, придурок! Скажи спасибо, что с первого класса с тобой дружим…

Я вышел из замка своей избранницы обескураженный и в полном расстройстве чувств. Неужели я, настолько мало совершил подвигов, что слава моих героических деяний, до сих пор не дошла до прелестных ушек прекрасной Дульсинеи? Вероятно, нужно дать еще один обет и совершить нечто такое, что заставит смилостивиться мою возлюбленную и обратить свой чудесный взор на бедного и несчастного рыцаря. Решено! Вперед! К подвигам и великой славе!

Я вскочил на своего верного Росинанта. Могучий конь яростно взревел, восприняв неудачу хозяина, как свою личную обиду и рванул вперед, оглашая окрестности грозным рыком.

***

- Здорово, Макс.

- Привет, Темка.

- Слыхал, че случилось вчера?

- Нет, а что произошло?

- У Дена, после вчерашней попойки крышак поехала. Короче, напялил на себя все свои железки и к Дашке Тоболевой пошел. Там выбил ей двери и такую околесицу понес, что Дашка чуть со смеху не умерла. Вернее, сначала она жутко разозлилась, а потом, когда уже Ден ушел, ржала до тех пор, пока мастер не пришел двери чинить. Мол, называл ее Дульсинеей какой-то, о подвигах своих рыцарских хотел рассказать, в общем, нес полную пургу.

- Ни хрена себе! А дальше че было?

- А ничего не было. Ден на свой моцик сел, как был в железе, по газам, и был таков. Так до сих пор и не появлялся. Дашка еле уговорила отца в полицию не заявлять. Тем более, мастер, который приходил двери чинить, бесплатно все сделал. Дашка ему ресничками помахала, пару раз улыбнулась, да согласилась в бар с ним сходить, тот и поплыл на радостях.

- Да, Дашуля наша, кого хочешь, на пальцах разведет. А Ден, он и раньше с головой не очень-то дружил, а с бодуна ему, видимо, вовсе поплохело. Ничего, скоро вернется, тогда и пораспрашивем его толком, что за муха его укусила.

***

Я гнал своего Росинанта по улицам ночного города, внимательно обозревая окрестности, в поисках несправедливости или ужасных чудовищ. Через некоторое время, мое страстное желание великих подвигов, было удовлетворено. Я увидел, как возле городского супермаркета двое злодеев с дубинами избивают прохожего. Мой верный конь с ревом помчался к троице, подняв шлейф пыли с обочины дороги.

- Остановитесь несчастные! – воскликнул я, спрыгивая наземь, и одевая на руку, щит. – Оставьте этого бедного крестьянина в покое и сложите оружие.

- А это еще что за чучело? – удивленно вперился, на закованного в латы Дена, один из нападавших.

- Рыцарь, бля! – хохотнул второй, крепко пнув под ребра хрипящего мужика.

- Слышь, рыцарь, валил бы ты отсюда, пока в рыло не получил! – подскочил к Дену первый, помахивая бейсбольной битой. – Или ты желаешь нам свой мотоцикл подарить?

- Желает, желает – заржал второй и снова пнул, лежащего мужчину. – Этот вот тоже желает нам банковский долг отдать. Верно ведь? Желаешь долги погасить? – Он слегка наклонился над жертвой.

- Я все отдам! – просипел окровавленный мужчина. – Я завтра же начну оформлять документы на продажу квартиры! Только, пожалуйста, не бейте меня больше!

- Вот видишь, какой хороший мальчик, он все отдаст. А ты, компенсируешь моральный ущерб, за то, что помешал нам выполнять свою работу?

- Прочь, от него негодяи! – вскричал я гневно. - Иначе, вы познакомитесь с моим мечом!

Я с лязгом вытащил из ножен меч, и выставил его острое лезвие вперед, одновременно делая полушаг и поворачиваясь щитом к первому неприятелю, который, видимо, поразившись неукротимой мощью столь великого рыцаря, перестал размахивать дубиной, удивленно хлопая маленькими глазками на полном, лоснящимся от пота, лице.

- Последний раз повторяю, немедленно сложите оружие, и уносите свои стопы прочь отсюда. И не забудьте попросить прощения у этого достойного человека…

- Слышь, братуха, а консервная банка-то в конец оборзела!

Стоявший возле должника бандит перешагнул через него, взяв биту обеими руками наперевес.

- Так давай проучим доходягу, раз русского языка не понимает! – усмехнулся второй и первым нанес удар. Металлический щит гулко загудел. Дена отшатнуло назад, настолько удар битой был силен. Но, он тут же, восстановил равновесие и взмахнул мечом. Лезвие просвистело в нескольких сантиметрах у лица нападавшего, и срезало верхушку биты, словно она была сделана из бумаги, а не из твердой древесины. Широколицый удивленно посмотрел на остатки биты в своих руках и немного отступил назад. Второй бандит, легкий и сухопарый, подскочил с другого бока и с громким уханьем опустил биту на рыцарский шлем Дена. В голове у него загудело, а в глазах помутнело, но, однако, он сумел удержаться на ногах и, сделав полуоборот влево всем корпусом, нанес ответный удар, достав кончиком лезвия плечо нападавшего.

- А-а-а! – Дико заорал сухопарый и, выронив биту, схватился за раненую руку. – Ты че сука делаешь?! – выл он, вертясь на месте. – Пол плеча, падла, разруби-и-ил!

Его товарищ подскочил к нему, не обращая внимания на, стоявшего в боевой стойке, Дена, и осмотрел рану.

- В больницу тебе, Костя срочно надо! Иначе кровью истечешь!

- Ну, так звони быстрее! Чего медлишь – прошипел сквозь зубы, упомянутый Костя. Лицо его бледнело на глазах, а самого шатало, словно пьяного.

Я же, убедившись, что злодеи больше не представляют опасности, подошел к сидящему и ошарашено наблюдавшему за боем, крестьянину, и протянул ему руку в железной перчатке.

- Встань, милый человек, больше тебя никто не тронет.

Мужик вскочил на ноги, испуганно бормоча, что-то вроде: «Не убивайте меня! Я все отдам!»

- Ты свободен! – торжественно объявил я – можешь ступать своей дорогой, и не забудь рассказать миру, что этот подвиг, впрочем, как и все другие, я посвящаю своей возлюбленной – несравненной Дульсинее Тобольской!

Мужчина попятился. Затем, резко развернувшись на пятках, побежал со всех ног, со скоростью, которой мог бы позавидовать самый быстрый спринтер.

- Вот так всегда – грустно вздохнул я – сделаешь доброе дело, и, ни спасибо тебе, ни досвидания.

Внезапно раздался ужасный звук, и из-за поворота выскочило, сверкая огненными глазищами, чудовище.

- Вот и второй подвиг! – Радостно воскликнул я. – Мне определенно сегодня везет! Сейчас я поражу этого ужасного дракона и моя возлюбленная Дульсинея, наконец-то соблаговолит одарить меня своей ослепительной улыбкой! А быть может.…О! Я даже не смею, надеяться на это… подарит мне благословенный поцелуй! Вперед, мой Росинант! Мы встретим дракона ударом копья!

***

- Ты глянь Костя, этот придурок протаранил копьем ментовский уазик!

Широколицый поддерживал своего товарища под руку, перетянув рану на ней, собственным галстуком. Его товарищ лишь проскрипел зубами, наблюдая, как четверо полицейских пытались скрутить странного человека в рыцарских доспехах. Он уже выронил щит, и отбивался от стражей порядка, одним лишь мечем, взяв его обеими руками. Удары полицейских дубинок не приносили ему, каких-либо существенных неудобств, но было видно, что рыцарь устал и едва держится на ногах. Однако близко к себе никого не подпускал, пресекая попытки захвата, ловким движением меча. Из лобового стекла уазика, уткнувшегося мордой в фонарный столб, торчало древко копья. Наконец полицейским надоели эти смертельные танцы, и, когда, рыцарь зацепил мечом одного из них, рассеча бедро почти надвое, открыли по нему огонь из табельного оружия. Пули оставляли глубокие вмятины на доспехах рыцаря, но пробить их не могли, и лишь только высекали искры, рикошетя от твердой стали.

Подъехала еще одна полицейская машина. Стражи порядка, выскочившие из нее, имели при себе короткоствольные автоматы. Они дружно отрыли огонь по опасному, оказывающему вооруженное сопротивление, преступнику. "Калашниковы" возымели свое убойное действие и, закованный в латы человек, упал. Это, выбивальщики долгов, увидели уже, садясь в карету скорой помощи, которая подъехала к ним с другой стороны улицы.

- Хана рыцарю – пробормотал широколицый, помогая товарищу подняться в машину. – Против "калаша" никакие доспехи не устоят.

- Туда ему и дорога, - ответил его товарищ, морщась от боли в руке. – Понарожала страна придурков, деваться некуда.

- И то верно, - кивнул головой коллектор, закрывая дверцу скорой помощи.

***

- Докладывайте, капитан – хмуро приказал начальник Н-ского ОВД, полковник Кресчатый, вошедшему в его кабинет, начальнику патрульно-постовой службы.

Седовласый мужчина слегка откашлялся и, хорошо поставленным голосом, четко отрапортовал.

- В 22.00 экипаж патрульно-постовой службы получил сигнал о вооруженном столкновении возле супермаркета «Элитный». По прибытию на место происшествия, водитель служебной автомашины произвел экстренное торможение, по причине повреждения лобового стекла автомобиля инородным предметом, которым оказалось копье.

- Копье? – удивленно переспросил полковник.

- Совершенно верно, самое настоящее рыцарское копье.

- Хорошо, продолжайте.

- Выйдя из транспорта, наши сотрудники увидели, человека, одетого в рыцарские доспехи, который размахивая мечом, приближался к ним, выкрикивая угрозы.

- Хм, все интереснее, и интереснее… Что же кричал преступник? – полковник побарабанил костяшками пальцев по столу.

- Нечто невразумительное. Что-то вроде: «Умри чудовище, во славу несравненной Дульсинеи, от длани великого рыцаря Дена Дохота Лохмаческого»

- Похоже, кое-кто слишком любил читать Сервантеса, - ухмыльнулся начальник ОВД, и тут же погасил улыбку, - продолжайте.

- Попытка обезоружить преступника не дала никаких результатов. В его руках был длинный меч, которым, надо сказать, преступник очень ловко орудовал. После того, как преступник нанес серьезное ранение этим мечом старшему сержанту Булатову, было решено применить табельное оружие. После предупредительных выстрелов вверх, преступник не пожелал сдаться и сложить оружие, а вновь принялся наносить рубящие удары мечом по нашим сотрудникам. Лейтенант Анисимов и старший лейтенант Хлеев, открыли огонь на поражение из пистолета Макарова. Но, видимо сталь, из которого были сделаны доспехи преступника, была очень прочной, и пули не могли ее пробить. Они оставляли в ней лишь вмятины. К тому времени, на место происшествия, прибыл наряд ГИБДД, у которых имелось табельное оружие АКСУ. Капитан Таращенко, и старший лейтенант Лебедев отрыли огонь на поражение, в результате которого, преступник был остановлен, получив ранение в области обеих ног.

- По ногам значит стреляли?

- Так точно, товарищ полковник, по ногам.

- Это хорошо, что по ногам.… Ну, и кем сие чудо оказалось?

Начальник ППС, смущенно потупился.

- В том то и дело, что никем.

- Как это?

- В общем, когда мы извлекли раненого преступника из его металлического панциря, им оказался несовершеннолетний Денис Краевой, которого опознала мед. Сестра скорой помощи. Живет он с ней в одном доме.

- Несовершеннолетний? – Нахмурился полковник. – Плохо. Очень плохо.

- Так, кто же смог бы определить его возраст в этой сбруе? Лицо тоже было закрыто забралом шлема. Мед. Сестра рассказала, что у этого парня давно уже не все в порядке с головой. Мол, он просто помешался на рыцарях и холодном оружии.

- А где он брал его?

- Кого?

- Не тупи, капитан, холодное оружие: меч, копье,… что там у него еще было?

- Только доспехи и щит. Но при обыске, мы обнаружили в его мастерской, целый арсенал холодного оружия. Оказывается, у парня были золотые руки и все это он сам сделал, используя кузницу своего дяди.

- Дядю допросили?

- Так точно. Василий Александрович Рубич. Имеет небольшой частный бизнес, в виде кузницы, где он изготовляет различные металлические товары на продажу. Ну, там оградки, ворота, скамейки и тому подобное. Клянется, что не знал об увлечении своего племянника холодным оружием. Говорит, что еще несколько лет назад обучил его кузнечному делу, рассчитывая, что тот будет ему помогать в работе. Полагает, что племянник, изготовил собственный комплект ключей от кузницы, и занимался изготовлением холодного оружия по ночам, когда его мать находилась на работе.

- А кем работает его мать?

- Краевая Лариса Александровна, санитарка районной поликлиники.

- Так. В каком состоянии здоровье этого… Дениса Краевого?

- Ранение обеих ног. Две пули попали в бедро, одна в голень. Раны неглубокие. Видимо, доспехи сыграли свою защитную роль. Наш психиатр провел с ним предварительную беседу и убежден, что у молодого человека активная шизофрения.

- Ну, хоть, какая-то хорошая новость, - буркнул полковник. – Свободны.

- Есть. Разрешите идти?

- Идите.

Полковник наклонился на спинку стула, откинув руки на затылок. Так он просидел несколько минут, затем, нажал на кнопку селектора.

- Слушаю, вас, Дмитрий Валентинович, - раздался голос секретаря.

- Вызовите ко мне начальника следственного отдела и нашего штатного психиатра.

- Сию минуту, Дмитрий Валентинович.

***

«Надо будет по полной закатать парня в психушку, иначе, не отбрехаемся.… Все-таки, окрыли огонь по лицу несовершеннолетнего возраста. Хотя, закон и предусматривает применение оружия в случае вооруженного сопротивления несовершеннолетними, но… кто в здравом уме поверит, что шестеро сотрудников полиции, не смогли обезоружить одного юнца, вооруженного острой железкой? Бред? Бред! Пятно на все ОВД. Полетят головы и погоны.

Дядю пацана обработать несложно. Все-таки, в его кузне изготовлялось самодельное холодное оружие. А это, при желании, можно под нехилую статью подвести. Основная проблема его мать, которая уже вчера, как ему доложили, принялась собирать подписи под петицией «О полицейском произволе». Мол, расстреляли ребенка из автоматов, только за то, что он занимался реставрацией рыцарской амуниции. Вышел, типа, паренек в доспехах погулять, а уроды-полицейские, испугались его бутафорского меча и буквально изрешетили пулями. И ни кого, при этом, не будет волновать, разрубленная надвое нога полицейского, и раненое плечо банковского коллектора. Последний, впрочем, и не думает давать свидетельских показаний. Шел, поскользнулся, упал, напоролся на стекло. Пошел в полную несознанку.

Есть, конечно, вещественные доказательства, в виде копья, меча, рыцарских доспехов, а также, уазика с продырявленным лобовым стеклом. Но, кого это будет волновать, когда общественное мнение поднимет бурю во всех СМИ и Интернет-ресурсах?

Да, Краевая Лариса Александровна, настроена весьма решительно. Грозится дойти до президента. В общем, одна надежда, на полное психиатрическое обследование парня. Хотя наш штатный психиатр и утверждает, что парнишка полный шиза, но, кто, блин, его знает, может он сейчас дуркует, а завтра станет нормальным? Нужна полная гарантия его невменяемости. Впрочем, это все равно мало чем поможет. Придется, уволить всех, кто был задействован в этой, бля, «операции». Не могли такой толпой пацана в доспехах скрутить, олухи! Все, верно, уволить, всех без исключения, кроме, пожалуй, раненого. И мне, и им будет спокойней»

Такие вот печальные мысли обуревали седую голову начальника ОВД, когда на следующий день, ему позвонили из Москвы, требуя, немедленного отчета об этом происшествии на улицах его города.

***

Настроение мое было хуже некуда. Мало того, что я не смог победить злобных демонов, спрыгнувших со спины дракона, которого, впрочем, мне удалось убить одним ударом копья, так, еще моя возлюбленная Дульсинея, даже не пришла проведать раненого героя. А ведь все мои победы, все подвиги, я совершал лишь ради нее. Моя рыцарская длань, крепко держащая верный меч, совершала великие деяния, ради одного ее ласкового взгляда. Эх, женщины, женщины.

Ну, вот опять, мой улыбчивый тюремщик пришел. Снова будет задавать свои странные вопросы. Как жаль, что руки мои скованы этим неудобным одеянием, что напялили на меня два злобных демона. Иначе, я бы попытался вырваться на свободу, найти свое снаряжение, оружие и верного Росинанта. Тогда я показал бы этим бесам в белоснежных одеждах, что стоит гнев рыцаря Дена Дохота Лохмаческого.

Опять, приходится глотать это отвратительное пойло в пластмассовом стаканчике, от которого так хочется спать. А не будешь пить, демоны живо запрокинут голову, зажмут нос и вольют жидкость в рот. Волей неволей приходится проглатывать. А еще демоны больно щипаются, когда снимают с меня проклятую рубаху с длинными, до самого пола, рукавами. Но, я этого уже почти не чувствую, потому что от выпитой жидкости у меня мутнеет в голове, а тело становится ватным и безвольным.

О, моя возлюбленная Дарья, как же я скучаю по твоему прекрасному лику… стоп! Какая Дарья? Ведь дама моего сердца Дульсинея Тобольская! Мысли путаются. Что-то со мной не так. Со мной? А кто я? Ден Дохот Лохмаческий… моя мама зовет меня Дениской,… Какая мама? Причем тут мама? Дениска… Денис Краевой… Дульсинея…Даша Тоболева… Как же болит моя голова!

***

- Здравствуйте, доктор!

- И вам доброго здоровьица, господин полковник.

- Ну, так уж и господин? Господа, как, вам известно, только у гражданских, а мы, до сих пор товарищи.

- Ну, что же, товарищи, так товарищи. Чем обязан вашему посещению?

- Меня интересует состояние здоровья вашего пациента.

- Да, да, я так и предположил, что вы пришли справиться о Денисе Краевом. Ну, что же, состояние психического здоровья мальчика явно улучшилось. Он уже начинает адекватно воспринимать реальный мир. Вспомнил свое имя и фамилию, вспомнил мать, соседей, одноклассников. Темы его увлечения холодным оружием, мы пока стараемся не касаться. Опасаемся, так сказать, регресса… Вы чем-то расстроены? – прервал свой монолог психиатр.

- Нет, нет,… я рад, что парнишка поправляется.… Но…послушайте, уважаемый…

- Виктор Павлович…

- Уважаемый, Виктор Павлович, дело в том, что если, ваш пациент быстро поправится, то ему грозит реальный срок в колонии для несовершеннолетних. Все-таки сами понимаете, вооруженное нападение… серьезно ранены люди.… В общем, не могли бы вы устроить, так, чтобы паренек задержался в вашей лечебнице на более долгий срок. Поймите, так будет лучше и для него, и…

- Для вас? - хитро прищурился врач, разглядывая красное лицо начальника ОВД.

- Ну, для нас, пожалуй, лучше уже не будет… - полковник потер свой подбородок. Московская проверка поставила на уши все ОВД. Сотрудники, участвовавшие в захвате преступ… Дениса, уволены по статье, как не справившиеся с должностными обязанностями. Слава богу, им хватило ума стрелять по ногам, и парнишка получил лишь легкое ранение.… Но, не смотря на это, скамья подсудимых Денису все-таки светит. Есть неоспоримые факты об изготовлении, хранении и применении холодного оружия. Имеются пострадавшие. Вы знаете, что наш сотрудник останется инвалидом на всю жизнь? Так что, уважаемый Виктор Павлович, я в первую очередь пекусь о благе Дениса. Либо он получит срок в колонии для несовершеннолетних, либо будет «отдыхать» в вашем заведении.

- Я, понимаю вас, товарищ полковник. – Врач немного помолчал, собираясь с мыслями. – Хотя, улучшение психического здоровья Дениса на лицо, мне бы хотелось понаблюдать за ним подольше. И дело даже не в вашей просьбе, на которую мне, по большому счету, начхать. Думаете, я поверил в ваши россказни о заботе, об этом мальчике? Что-то, вы, господин полковник, не договариваете. Но, как я уже говорил, дело не в этом. Понимаете, случай уж больно уникальный. Не буду загружать вас медицинскими терминами, все равно не поймете, но, мне бы хотелось более тщательно изучить болезнь пациента. А для этого мне необходимо постоянное присутствие Дениса в нашем лечебном учреждении. Да-с.

- Интересный вы человек, доктор, - усмехнулся начальник ОВД. – Докторскую хотите написать? Нет? Впрочем, меня это тоже мало волнует.

Полковник поднялся и направился к выходу, но у дверей обернулся и с улыбкой произнес.

- Кстати, советую, поскорее встретится с матерью вашего пациента, и объяснить ей, почему ее сын до сих пор находится в психиатрической лечебнице… Она женщина упорная и, если вы не убедите, что ее дитятку требуется серьезно лечение, то она на уши здесь все поставит. Досвидания, уважаемый Виктор Павлович…

- Досвидания…

***

- Привет, Саня, слыхал новость?

- Не, а че случилось?

- Дениска наш в психушку загремел.

- Да ну!

- Вот те и ну. Он, короче, своим мечом кучу народа покрошил. Трех гражданских и пятерых полицейских. По нему, и из пистолетов, и из автоматов стреляли, ничего не помогло. Только, когда из гранатомета по его доспехам шарахнули, тогда и сумели скрутить.  Не веришь? У Дашки спроси! Она к нему в больничку ходила. Только ее не пустили. Сказали что он опасный маньяк, убийца и шизофреник. И держат его в одиночке, чтобы других психов не покусал. Вот так то! А все почему? Потому что читал он разную дрянь, вместо того, чтобы, как все нормальные люди, за компом сидеть. Я всегда говорил, что книжки до добра не доведут, как в воду глядел.

- Да, причем ту книжки? Я вот тоже читать люблю. Фантастику, например, просто обожаю. Но, я ведь не делаю, там, различные бластеры и световые мечи? И психика у меня нормальная.

- Это, пока, Саня, нормальная, а не прекратишь себе мозги пудрить, так мигом по стопам нашего Дена Дохота отправишься. Слушай, Сань, а может, по пивку ударим?

- Денег нет

- У меня есть. Родоки расщедрились на карманные расходы.

- Тогда давай.

Автор: Владимир Исаев