Оружие и домашние самоделкиОружие и домашние самоделки

Sekach.ru - все о холодном и метательном оружии, а также самодельных технологиях

Поиск
Текст поиска*
Введите текст для поиска
Последние комментарии

Развязка или смерть от собственного арбалета

Меня убили из собственного арбалета

 

Я очнулся в каком-то сарае, попробовав, пошевелится, понял, что крепко связан по рукам и ногам. За дверью слышались приглушенные женские голоса, которые явно о чем-то спорили. Голоса приближались и до него уже ясно доносились гневные реплики одной из женщин.

- Ни какой милиции, слышишь меня Рая? Эта мразь один уже раз сбежала от них, сбежит, и второй и тогда за нашу с тобой жизнь не дадут и ломаного гроша.

- Так, что же тогда делать, - раздался второй голос с сильной хрипотой.

- А я тебе скажу, - ответил первый, - мы отвезем его на твоей машине в какое-нибудь глухое место и сами исполним и суд, и приговор.

- Но это, же не законно. Нас посадить могут.

- А душить тебя законно? А брата моего убивать законно? Да, ты не бойся, в случае чего я все возьму на себя, мне теперь терять нечего.

С этими словами дверь распахнулась, и помещение залил яркий дневной свет. В сарай вошли две девушки: одна неудавшаяся сегодня полюбовница, вторая незнакомая симпатичная девица, спортивного вида.

- Гляди ка, очнулся урод. - И спортивная с размаху пнула меня по почкам. Ударила профессионально со знанием дела. Было больно, но терпимо.

- Вот, бля, - выругалась Рая, - он, что, железный? Даже не поморщился.

- Ни че, когда, я начну яйца ему отстреливать из его же собственного арбалета, поморщится, - и она еще раз звезданула мне под ребра.

Я улыбнулся, девушка начинала мне нравится. Где то я уже ее видел. Мы были знакомы: эти решительные злые глаза, широкие скулы и волевой подбородок. Ее манера двигаться по-кошачьи плавно и грациозно...

Стоп! Вспомнил, ну, конечно, это же одна из лучших бойцов ватаги черемушкинцев.

Я вспомнил, как год назад, при памятной битве на пустыре, она каким-то чудом сумела увернуться от его стрелы, изогнувшись под невероятным для человеческого тела углом.

И это был мой единственный в жизни промах. Я еще тогда безумно влюбился в нее и даже пытался познакомиться, но она даже не взглянула на меня, отмахнувшись как от мухи.

За это я, конечно, ее накажу, но жить будет... для меня.

- Ладно, хватит рассусоливать, - распорядилась Мила, - давай хватай его за ноги и в багажник.

Девушки ухватили обездвиженного арбалетчика и потащили к машине. Захлопнув крышку багажника, Мила уселась за руль и завела двигатель.

- Показывай куда ехать, - кивнула она Рае и тронулась с места. Остановились у небольшого озера, где планировалось раньше Строительство дома отдыха, вытащили свою жертву и прислонили к дереву. Девушки встали от него  метрах в пяти, Мила держала в руках арбалет.

- Говорят, ты в прошлый раз моментально раны свои зализал, так вот, падаль, я тебя огорчу, сегодня это не получится.

Арбалетчик за все время их общения, не проронивший ни слова, вдруг отчетливо сказал.

- Ты моя.

- Что? - Руки Милы отчего-то дрогнули.

- Ты моя будущая жена, - спокойно проговорил он и улыбнулся.

- Ах ты, урод! - Крикнула Мила, - а вот это ты видел? - она подняла арбалет и заорав еще громче,

- за Ленечку, сука!!! - Выстрелила из арбалета.

Стрела угодила ему прямо в грудь, но арбалетчик продолжал стоять и по-прежнему улыбаться. Мила ошарашено смотрела на него, ей стало вдруг невыносимо жутко. А тот, как ни в чем не бывало, продолжил,

- Сначала, я отрежу тебе ноги, чтобы ты не смогла сбежать, а потом сделаю тебя матерью своих детей. Детей будет много, впрочем, как и матерей. Я заменю несовершенное человечество новой расой - собой.

Стоявшая рядом Рая была уже на грани обморока.

- Хрен тебе, - проворчала Мила, вдруг разом успокоившись и перезаряжая арбалет. - Адольф доморощенный, - она снова подняла оружие и спустила курок. Стрела угодила в правый глаз, намертво пригвоздив его к дереву. Тело арбалетчика задергалось в предсмертной судороге.

Еще стрела во второй глаз. Он обмяк, повиснув на стрелах, как на гвоздях. Еще, еще, еще... в предплечья, ноги, грудь, живот... Пока не закончились стрелы.

Рая с ужасом смотрела на превратившегося в ежа арбалетчика.

- Надо же его снять наверное?, найдут. - Еле слышно прошептала она.

- Ну, и пусть находят, - зло бросила Мила, - другим неповадно будет,

В ее глазах стояли слезы, она не чувствовала никакого удовлетворения, одну лишь глухую, безмерную тоску.

 

Я умирал, ослепленный, утыканный десятком моих же собственных стрел. Жизнь уходила из меня по капле и с каждой каплей память возвращалась на год, на два, на пять, на десять лет назад.

Вот я стою исполненный безумной радости от собственной силы и могущества, в упор, расстреливая из арбалета своих сверстников.

Вот эти самые сверстники, упившись портвейна, заставляют меня чистить им обувь, бегать за очередной бутылкой на мои же деньги. А девчонки весело смеялись, наблюдая как я, стоя на коленях, пытаюсь убрать носовым платком огромную лужу, наделанную перепившим и обоссавшимся  отцом нашего главаря. Смеялись и исподтишка плевали мне в спину.

Вот родители, оттолкнув меня от себя, ссылаются на срочную занятость, когда я счастливый и гордый пытался продемонстрировать им модель фрегата сделанного собственными руками. Не до глупостей им.

Вот мне пять лет и мама еще уделяет толику своей любви, а отец даже иногда брал меня на руки и высоко подкидывал к потолку. А я радостно заливался смехом исполненный вселенской любви к своим таким замечательным мамой и папой.

Вот я в грудном возрасте, убаюканный тихим пением дремлю на материнских руках и мне так хорошо и спокойно.

Жизнь уходила из меня и с последней ее каплей мой мозг пронзила жгучая мысль... А ведь могло быть все по-другому... Мрак.

 

Мила сидела одна, в пустой квартире, опустошенная и несчастная. Она выполнила свою миссию, избавила город от маньяка и отмстила за брата. Но что-то не давало ей покоя, что-то нехорошее.

Весь ее дар предвидения буквально вопил об этом. У Милы не выходил из головы спокойный, уверенный голос арбалетчика, «ты моя будущая жена».

Раздался звонок в дверь. Мила машинально ее открыла. На пороге стоял не знакомый парень и весело улыбался во все тридцать два зуба.

Мила удивлено сфокусировала на нем свое внимание.

- Я пришел взять тебя в жены, - просто сказал он. В его руках был зажат черный заряженный арбалет.

Конец

Продолжение рассказа по ссылке Маньяк часть 2

Оружейная мастерская продающая арбалеты

Оружие Гитлера связанное с черной магией

Начало

Назад 

Главная